До 6 марта в галерее Тейт, Сент Айвс (прибрежный городок Великобритании) проходит ретроспективная выставка Уильяма Скотта (1913-1989). Уважаемый критик Хилтон Крамер назвал когда-то Скотта «лучшим художником своего поколения в Англии».

Уильям Скотт родился в Шотландии, и вырос в городе Энискилле, Северная Ирландия, в многодетной семье художника вывесок. Позже он вспоминал эту среду как «очень строгую с философией жесткого протестантизма, из которой я не мог легко сбежать». Идея экономии осталась с ним: «Я нахожу красоту в простоте». Когда отец Скотта погиб, пытаясь помочь пожарным вытащить людей из горящего дома, совет Заречья Фермана (местный орган самоуправления), собрал деньги, чтобы отправить его в Белфастский колледж искусств, ему тогда было 15 лет. После колледжа он поступил в Королевскую академию и был успешным студентом, жил бедной богемной жизнью в Челси, разделяя крышу с другими художниками.

mackerel-on-a-plate

В конце 1940-х годов Уильям Скотт понял: «если гитара была для Жоржа Брака его Мадонной, сковорода может быть моей гитарой». Уильям восхищался обыкновенным кухонным столом, он переносил на полотно кастрюли, сковородки, миски, тарелки скумбрию, груши и гордился своими натюрмортами. «Я выбрал объекты без лишнего блеска», «несколько яиц, тостов, вилка».

На выставке можно увидеть множество исключительных ню и пейзажей, но «кастрюли и сковородки» остаются его товарным знаком: они стали предметами его картин в конце второй мировой войны, и все еще оставались там в его более минималистских работах 1970-х годов. Уильям говорил, что хочет посмотреть на мир «глазами Шардена», который тоже предпочел приземленную тематику. Но в отличие от картин французского живописца ХVIII ст., его работы далеки от натурализма. Все его картины, независимо от их предмета, размывают различие между абстрактным и образным. Так что чаши на голой столешнице на самом деле больше напоминают плоские композиции из цветовых пятен Ротко, чем кувшины Моранди. В них существует напряженность и лиризм.

candle2

В 1950 году Скотт был известен как пионер абстракции в Англии и выставлялся рядом с Беном НиколсономТерри ФростомВиктором Пасмором и Патриком Героном. В британской среде к мировой абстракции тогда относились с подозрением. В 1962 году принц Филипп, смотря на одну из картин Скотта, спросил у него: «Вы уверены, что это правильный путь?» (Это вызвало сильный резонанс в прессе.)

 

Скотт настаивал, что он был художник-абстракционист, хотя предметность его полотен очевидна. В отличие от Шардена его не интересовали кастрюли и фрукты сами по себе, они были лишь «средством создания картины», исследования формы и цвета в пространстве. Таким образом, он видел больше: миски на столе могли быть скалами или лодками, что укрылись в гавани. И, наконец, эротический элемент. Скотт намекал, что «за обличием кастрюли и сковородки иногда другое изображение интимное его скорее можно почувствовать, чем увидеть».

scott2
Сара Уитфилд пишет, что «если репутация какого-либо художника срочно нуждается в спасении, так это Скотта». В 1950-е его считали прорывом десятилетия, и в 1961 годуДэвид Сильвестр отметил, что он приобрел «самую лучшую международную репутацию из всех британских художников современников, помимо Николсона». Но Скотт очень скоро попал в немилость. Парадоксы поп-арта быстро сделали его старомодным. Когда в Королевской академии организовали свою выставку в 1987 году, британского искусства 20 века, его не пригласили.

В наше время круг поклонников Скотта увеличивается, не последнюю скрипку здесь играют аукционные дома: вместе с другими работами британских художников 20-го века его картины резко возросли в цене теперь они оцениваются в 500.000 фунтов или больше. А к концу 2013 года, к столетию со дня его рождения, планируется много событий, выставки, публикация альбома.