Джорджия О'Киф

Джорджия ОКиф

Джорджия ОКиф — та, что видела пустыню

Она однажды сказала: «Я поняла, что могу рассказать о вещах с помощью формы и цвета так, как не смогла бы это сделать другим способом». Мы действительно ощущаем это, глядя на ее картины: что бы ни было изображено на них, там всегда есть еще что-то неуловимое, и это придает ее работам особую индивидуальность.

Джорджия О’Kифф родилась 15 ноября 1887 года на ферме «Солнечная прерия» в штате Висконсин. Она была вторым ребенком в многодетной семье венгерки и ирландца. Несмотря на то, что у нее было шесть братьев и сестер, росла она достаточно изолированно и предпочитала природу обществу своих родственников. Детство ее прошло на ферме, где она на дому обучалась изобразительному искусству. Вскоре ее способности были замечены и учителя старались развить их в ней на протяжении всех лет обучения. К окончанию средней школы она уже определилась с выбором будущей профессии — Джорджия решила стать художницей.

В 1905 году восемнадцатилетняя Джорджия поступает в Чикагский Институт искусств, а уже через два года в Студенческую лигу искусств в Нью-Йорке. Здесь она позирует Юджину Спейчеру после чего, созданный им портрет ОКиф, получает общественное признание и становится началом популярности этого художника-портретиста.

В 1908-ом году выставка эскизов французского скульптора Огюста Родена, организованная Альфредом Стиглицем в известной Галерее 291, потрясла город. Кажущиеся простыми эскизы Родена тем не менее претендовали на большее и этим противоречили требованиям консервативного Нью-Йорка. Стиглиц был тогда известен своими провокационными выставками работ европейских авангардистов, а так как молодая художница ориентировалась на своих консервативных преподавателей и за один из своих натюрмортов даже получила премию Уильяма Меррита Чейза, выставка работ Родена вызвала у нее противоречивые чувства, нельзя сказать, что картины ей не понравились, они просто противоречили тому, чему ее учили.

Финансовые трудности заставили Джорджию ОКиф оставить учебу в университете и начать работать сначала художником-прикладником, а потом учительницей. Во время одного из летних учебных курсов через Эйлона Бемента, преподавателя в педагогическом колледже Колумбийского университета, она познакомилась с революционными взглядами Артура Уэсли Доу, которые по сути стали почвой для ее последующих экспериментов. С 1914-го по 1915-ый год Доу был ее учителем в Колумбийском педагогическом колледже в Нью-Йорке, а так как Галерея 291 была единственной галереей, выставлявшей работы современных художников, ОКиф хоть и поверхностно, но была знакома с Альфредом Стиглицем. Кроме того, именно в это время одна из знакомых по колледжу привела ее в Национальную женскую партию, членом которой она впоследствии оставалась на протяжении более тридцати лет.

Несколько позднее художница уезжает в Техас и вновь возвращается к преподавательской деятельности, которая все-же оставляла время для написания работ, но в этот момент в ее жизни начинается кризис творчества, период нового поиска себя. Работы Джорджии ОКиф того времени характеризовались отсутствием ярких цветов, она ограничивалась лишь оттенками черного и белого. Одна из ее подруг решила, что картины достойны того, чтобы быть их увидели другие, и показала работы Стиглицу, который выставил эти работы вместе с работами других художников, и поспособствовал тем самым своеобразному прорыву в творчестве Джорджии ОКиф. Но художница не последовала его совету дальше работать в черно-белой гамме, а вернулась к краскам, и в этот период появляется целый ряд акварелей (примерно пятьдесят), на которых преобладает синий цвет.

В 1917-ом году Стиглиц организовал ей персональную выставку, которая, правда, была закрыта уже через три дня, по той причине, что США вступили в Первую Мировую войну и общественному мнению стало не до искусства. Хотя выставка и не продлилась долго, для Джорджии это была прекрасная возможность познакомиться с новыми, интересными людьми, такими как Джон Марин и Пол Стренд.

После очередного отъезда в Техас, поддавшись на уговоры Стиглица, она возвращается в Нью-Йорк, и между ними возникает роман, и чтобы быть рядом с возлюбленной Стиглицу сначала нужно было развестись со своей женой Эммелиной Обермайер, с которой он прожил в браке более двадцати лет. Поженились известный фотограф и художница в 1924-ом году, а в период с 1918-го по 1937-ой год Стиглиц сделал более 300 фотографий своей новой жены. Благодаря этим фотографиям Джорджия ОКиф стала известной, но не как художница, а как спутница Стиглица, когда критики давали оценку ее абстрактным работам они рассматривали их с фрейдистских позиций, как выражение сексуальной энергии художницы. Сама ОКиф не была согласна с ними и даже перестала рисовать абстракции, перейдя на крупные цветы, но и в этом критики разглядели реализацию все той же сексуальной энергии.

Проблемы в их союзе начались уже через пять совместной жизни, причиной стала большая разница в возрасте: Джорджия увлекалась учениками и друзьями мужа, сначала талантливым фотографом Полом Стрендом, а позднее популярным тогда фотографом-пейзажистом Анселем Адамсом. Иногда она уезжала, потом приезжала, жила так, как ей хотелось, но всегда возвращалась обратно.

Среди ее увлечений наиболее скандальным была связь с женой Пола Стренда в конце 1920-х годов, которая при этом за несколько лет до этого состояла в любовной связи с самим Стиглицем. В 1929-ом году брак разрушился, несмотря на это Стиглиц до своей смерти в 1946-ом году продолжал выставлять работы бывшей возлюбленной.

Через три года после смерти бывшего мужа ОКиф уехала в Мексику, где она как и несколько лет назад долго гуляла, но на этот раз уже уходила в пустыню и в горы неподалеку от Санта-Фе. Воодушевленная этими пустынными ландшафтами со скудной растительностью, Джорджия начала изображать в своих работах отполированные ветром кости животных и голые скалы. Ее способность передавать всю сущность естественной красоты пустыни в Нью-Мексико, безбрежного неба, богатых красками и разнообразной формы ландшафтов производит неизгладимое впечатление.

Когда ей было уже за восемьдесят, она отправилась в первое в своей жизни кругосветное путешествие, и вновь новые впечатления способствуют появлению новых мотивов в ее творчестве, теперь это уже вид на облака из окна самолета. При поддержке своего тогдашнего спутника Хуана Хэмилтона, который также был для нее секретарем, она работала над своими последними картинами, изображающими разнообразные облачные «ландшафты». Постепенно зрение ее покидало, и с середины семидесятых годов она полностью прекратила рисовать и занялась лепкой из глины и иногда работала в графике.

Умерла художница в Санта-Фе шестого марта 1986-го года в возрасте девяносто восьми лет. Тело художницы было кремировано, а прах рассеян в горах. В ее честь семнадцатого июля 1997-го года в Санта-Фе открыли музей, где представлены многие из ее работ, фотографий, архивные материалы, касающиеся ее жизни и творчества. О ее жизни снято несколько фильмов, последний из них в 2009-ом году.

Джорджия О'Киф